Лишенный узник

Утром написал тренеру следующее письмо:

In attempt to correct our son’s behavior and attitude towards the game and everyone involved we have decided to bench Dmitry for a while. As far as he is concerned he has lost his playing hockey privileges indefinitely. We will be present at the practice today and going forward, but as spectators only. Your understanding as well as any form of support in our endeavor would be highly appreciated.

И практически моментально получил ответ:

I understand and respect your decision. If there is anything you would like me to do, say or work with Dmitry on please do not hesitate to let me know.

Вечером мы явились на тренировку. Диму я заставил одеть спортивный костюм команды и сидеть смотреть тренировку с трибун. Он умолял дать ему еще один шанс, на что я в очередной раз дал ему понять, что перед тем, как он получит этот шанс на льду он должен показать нам с мамой, что он начал меняться в лучшую сторону уже вне льда. Предложил ему поговорить с тренером после тренировки, мол может он тебе что то подскажет. В момент предложения мне казалось он им воспользуется, но в конце тренировки это желание очевидно отпало.

Вообще видно как тяжело ему дается быть вежливым и с уважением относиться к окружающим. В результате нашей с ним беседы на трибуне я выяснил, что ему это стыдно. Дурачиться видители не стыдно, упрямиться и баранить тоже. Пришлось объяснять, что в его голове все вывернуто наизнанку и надо это исправлять. Он сразу сказал, что ему это не под силу и по этому он больше никогда не сможет играть в хоккей. Мне это не понравилось. Складывать оружие до того, как вообще начался бой отвратительная черта. попытался объяснить.

Радует одно, он признает, самостоятельно, что его поведение не достойно советского офицера хоккеиста, что его нужно менять и исправлять. Вот только не верит он в себя, пока.

Оставить комментарий