Про папу

Сколько себя помню хоккей всегда был моим спортом номер один. Я вырос в городе, где первая хоккейная площадка начала функционировать через 12 лет, после того, как я в 17 лет покинул родительский дом. Зимой в нашем городе кто то расчищал снег на замерзшей речке, но площадку эту и периодические хоккейные баталии на ней мне удавалось наблюдать только из проезжающего через мост троллейбуса. В хоккей я в основном играл с младшим братом в зале нашей квартиры, рискуя разбить сервизы и телевизор, но возможное наказание никогда меня не останавливало. Были безусловно и более организованные игры во дворе, но тоже пешком, не на коньках.

Моя первая клюшка, которая потом досталась по наследству брату, не была загнута и я взял ее так, как мне показалось наиболее удобно, в результате не смотря на то, что я правша, клюшку держу свойственным левшам правым хватом. Найти  и купить загнутую под правую руку клюшку в небольшом городе в СССР было так же сложно, как найти и купить торт «Птичье Молоко». Отчаявшись я купил себе леворукую, но переучиться так и не смог, так что поиски пришлось продолжить и они в конце концов увенчались успехом.

В первый раз в жизни я встал на коньки в 24 года уже в Канаде, а в 25 играл в хоккей с канадцами, для многих из которых хоккей с детства был так же доступен, как мне пожалуй были доступны только всевозможные прятки и догонялки.

Нет, я конечно звездой не стал, но мое увлечение этой замечательной игрой в конечном счете материализовалось в увлечение ею моего сына, фактически канадца с русскими родителями, гремучая смесь. Его увлечение,  по витку спирали, более серьезное, чем оно было у меня и моя задача, пока у него есть желание продолжать предоставлять возможность заниматься хоккеем.